Опубликовано

  • 11.05.2010
  • в 02:29 ПП
  • Георгий

Редуктивное обучение вместо «школы памяти»

0


Май11

scola

Прежде всего, мне хотелось бы вспомнить одну поучительную историю, свидетелем которой несколько лет назад стали миллионы телезрителей. В одной из телепередач НТВ ведущие развернули дискуссию о пользе (или вреде) кроссвордов. В качестве гостя в студию был приглашен артист оригинального жанра, наизусть выучивший большой энциклопедический словарь. Действительно, само по себе достижение феноменальное.

Но что поразительно: после нескольких ярких примеров своей феноменальной памяти этот герой передачи… не смог дать ответ ни на один вопрос кроссворда! Вспомните, как составляются хорошие кроссворды. Вопрос, как правило, составляется не в лоб, а с тем, чтобы при разгадке необходимо было включить не только память, но и воображение, логику и т.д. Потрясающий пример того, как человек не смог применить обширнейшие, механически заученные, знания в нестандартной ситуации.

В научно-педагогической литературе последних десятилетий однозначно выражено негативное отношение к так называемой «школе памяти». Вполне очевидно, что механическое приращение некоего количества (пусть даже и в таких потрясающих размерах, как в приведённом выше примере) знаний отнюдь не означает автоматического появления и развития у обучаемого определённых умений и навыков.

Ещё А. Дистервег, живший в эпоху промышленной революции, указывал, что одна из причин глупости — обилие знаний: «Мы страдаем переоценкой знаний. Они никогда не должны занимать первое и господствующее место. Для многих людей было бы лучше, если бы они меньше знали, но зато больше делали. Ведь от чрезмерного обилия знаний обычно глупеют. Нам не хватает сильных, энергичных людей. Не будем забивать головы учеников грудой учебного материала и тем самым способствовать формированию односторонних людей! Больше простора для свободно развивающейся силы!»

(Дистервег А. Руководство к образованию немецких учителей //Дистервег А. Избранные педагогические сочинения. М.: Учпедгиз, 1956. С. 139).

Мало кто в середине XIX века отнёсся серьёзно к словам немецкого педагога. Только через полторы сотни лет мы понимаем, насколько пророческими были слова гения.

school

Набирающая темпы эпоха информационного общества сопровождается не только новым «знаниевым» бумом, но и началась с потрясающего по своей силе и по результатам информационным взрывом. Нужен ли в условиях огромнейшего объема информации постоянно увеличивающийся объем знаний, учитывая их быстрое старение?

Вместе с тем большой объем знаний приводит к уменьшению «маневра», сужению возможности для мыслительных операций с ними.

«Многознание превращается в маломудрие. Эта ужасная игра слов, но, к сожалению, она несёт в себе глубокий смысл»,- подчёркивал наш современник, нидерландский историк и философ Йохан Хейзинга

(Хейзинга И. Homo ludens. В тени завтрашнего дня. – М.: Прогресс, 1992, с. 278-279).

Сколько раз мы слушали после окончания школы: «Забудьте, чему вас там учили…».

На современном этапе, когда знания стремительно устаревают, важнее не знать, а ПОНИМАТЬ.

К.Д. Ушинский считал, что понимание возможно только в том случае, если понятия сохраняются в глубине души и могут быть вновь вызваны или воспроизведены в сознании.

Хочу привести ещё один пример из другой телепередачи «Как стать миллионером». Героями игры были знаменитые знатоки клуба «Что? Где? Когда?». Первый участник (из соображений корректности, не буду указывать фамилии) «выстреливал» ответы, даже не ожидая предложенных четырёх вариантов. Но только попался вопрос, на который участник не знал правильного ответа, после недолгих колебаний, был выбран неверный вариант.

Другой герой клуба знатоков при каждом вопросе сомневался. Он не знал правильного ответа. Но размышлял вслух, обсуждал предложенные варианты. На глазах происходило потрясающее явление: ОЗАРЕНИЕ. Герой передачи наглядно демонстрировал, как осуществляется переход от уровня знания к уровню понимания и применения знаний в нестандартных условиях.

Понимание — это объяснение самому себе

Понимание — это личностный, иногда сложно описываемый процесс.

Поэтому нельзя спрашивать у ученика, понял он объяснение или нет. Когда учитель объясняет ученику, то в этот момент ученик объясняет себе. Если это объяснение состоялось, то ученик понял учителя.

Когда ученик «перевёл» учебный материал с языка учителя на свой язык, смог своими словами изложить суть полученной информации, применить полученные знания на практике, тогда мы можем считать достигнутой цель обучения.

Информационная революция, происходящая на наших глазах, вносит существенные коррективы в образовательный процесс. Ученые-педагоги все чаще обращаются к проблеме организации учебно-познавательной деятельности в перенасыщенной информационной среде. И дело не только в использовании современных информационно-коммуникационных технологий. Бескомпьютерный режим тоже предполагает информационный подход в обучении.

Редуктивные механизмы обучения

Важнейшая задача педагога – применение таких приемов педагогической техники, которые позволили бы проводить некоторые мыслительные операции с единицами знаний, трансформировать их. Однако для этого  необходима соответствующая теоретическая подготовка учителя, его чёткое представление структуры познавательного процесса.

В повседневной деятельности педагога-практика в процессе обучения все чаще выступает задача поиска и использования редуктивных механизмов мыслительных операций по их эффективному взаимодействию на всех этапах обучения: репродуктивного, продуктивного, креативного.

В словарях понятие «редуктивное» трактуется как «сводящее обратно».

Редукцией называют методологический прием в логике, математике и других дедуктивных науках, заключающийся в упрощении, сведении сложного к более простому, обозримому, понимаемому, более доступному для анализа и решения.

school2

Некоторые аспекты редуктивного образования в отечественной педагогике высветил М. Балабан. «В ходе редуктивного образования личное знание формируется при прямом творческом УЧАСТИИ (а не под силовым ВОЗДЕЙСТВИЕМ, как при репродуктивном обучении) чужого личного опыта тех, к кому сам учащийся обращается за содействием».

(М.А. Балабан. От «продуктивной» к «редуктивной» этике образования//Школьные технологии.- № 5, 2000. – С. 16).

Давайте задумаемся над изначальным значением слова «учащийся». Возвратная частица «-ся» заставляет нас трактовать слово «учащийся», как «учащий сам себя». Действительно, словосочетание «деятельностный подход в обучении» стало весьма расхожим в научно-педагогической литературе и публицистике, предпринимаются попытки описать механизмы обучения «деятельностьного метода».

Готов ли учитель работать в таком режиме?

В чем, собственно, должна заключаться деятельность учителя?

В чем должна заключаться учебная познавательная деятельность ученика?

Какова должна быть конечная продукция этой деятельности?

Настолько ли она осязаема, как продукты трудовой или творческой деятельности?

На эти и целый ряд других вопросов учитель должен ответить себе. В этом глубинный смысл редуцирования его деятельности.

Можно сделать однозначный вывод, что управление учебной деятельностью – редукция учителя. «Именно управление, а не передача знаний является механизмом обучения. Учебная же деятельность является его продуктом. Знания необходимы постольку, поскольку способ действий формируется при оперировании со знаниями».

(Г.А. Атанов, В.В. Локтюшин. Организация вводно-мотивационного этапа деятельности в компьютерной обучающей системе//Educational Technology & Society 3(2) 2000. p. 120).

Одной из важнейших управленческих задач учителя является задача создания педагогических, проблемных ситуаций и управление ими. По сути такая ситуация – редукция. Учитель и ученик стараются приостановить, затормозить огромный поток информации для обобщения, анализа. Как учителю создать аналогичную ситуацию редукции для ученика (причём многократно повторяемую)?

  • «Не торопись»,
  • «остановись»,
  • «задумайся»,
  • «разберись»,

– все эти слова связаны с необходимостью организации «торможения» принятия учеником информационных потоков.

Весь современный образовательный процесс направлен на усвоением максимально большего объёма знаний. Сложилась парадоксальная ситуация. С одной стороны, мы провозглашаем стремление к системности знаний, формированию компетенций, ориентированности на индивидуальность ученика как ценности, а с другой, тут же признаём, что школа не готовит выпускников не только к жизни, но и к поступлению в высшие учебные заведения.

Отсюда ориентация родителей и учеников на подготовительные курсы, школы дополнительного образования, репетиторство. И учительство не только признаёт такую ситуацию, но и активно в этом участвует.


Похожие статьи:

Оставьте ваш отзыв:
Редуктивное обучение вместо «школы памяти»

Дидактор работает на WordPress, тема FREEmium Theme.